С новым ГК4Правом...-4

Из совсем былого...

Сочетание диспозитивности гражданских прав, являющейся одним из основных условий конкуренции хозяйствующих субъектов, с концентрацией значительных имущественных прав в руках частных лиц нередко приводит к обратному результату - ограничению конкуренции. Лицо, обладающее гражданским правом или совокупностью гражданских прав, которые обеспечивают ему возможность влиять на общие условия обращения товаров на рынке, может использовать эти права для навязывания несправедливых взаимоотношений другим участникам экономической деятельности. В этом случае дополнительная прибыль получается им не в результате более эффективной работы, а за счет ненадлежащего использования субъективных имущественных прав. Формальное равенство, закрепленное "рыночным" гражданским правом, обеспечивает возможность накопления имущественных прав у отдельных лиц и накопления соответствующих им обязанностей у большей части населения. Когда степень поляризации общества, обусловленной этим процессом, достигает предельного уровня, наступает кризис

"Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами" Емельянов В.И.
..



Существующая система сбора авторских отчислений с оборота объектов интеллектуальной собственности крайне противоречива и запутанна. При этом, похоже, что никто не заинтересован в реальном наведении порядка в данной сфере, ибо существующая неразбериха дает возможность ловить рыбку в мутной воде как легальным правообладателям, позволяя им «оптимизировать» налогообложение и выплату авторских отчислений, так и нелегальным торговцам, которые в этом смысле отличаются от легальных лишь размерами приличий. Существование целого корпуса постоянно устаревающих законов и непрозрачной системы договоров, зачастую теряющихся в оффшорах, делает весьма затруднительной работу государства по сбору налогов в данной сфере, а также по обеспечению реальной защиты прав самих авторов, чьими произведениями торгуют легальные и нелегальные дистрибьюторы – инвесторы в интеллектуальную собственность. Собственно основная борьба идет именно между этими, сугубо коммерческими, группировками, под прикрытием заботы об авторах и, уж совсем редко – о потребителях.

Более того, существующая размытость критериев по разграничению легальной продукции от нелегальной, легко приводит к избирательному правоприменению, причем зачастую ошибочному, т.к. даже сами эксперты не могут вынести окончательного вердикта о законности передачи прав на объекты ИС в силу отсутствия единообразного и легко проверяемого способа регистрации этих сделок и окончательное решение все равно принимает суд. Что, тем не менее, не мешает изъятию продукции и прочим санкциям для хозяйствующих субъектов, нанося им реальный ущерб и создавая атмосферу неуверенности и подозрительности в индустрии в целом. Следует отметить, что подавляющая часть задействованных в розничной продаже хозяйствующих субъектов относится к категории малого бизнеса, и постоянно висящий над ними дамоклов меч проверок и конфискаций по неясным мотивам лишает их возможности стабильного развития, доступа к кредитным ресурсам и т.п. Эта же путаница крайне на руку нелегальным продавцам, так как избирательность правоприменения создает отличную возможность для коррупции, которую они просто закладывают в себестоимость как «расходы на поддержание бизнеса», покупая свою неприкосновенность у проверяющих. А они, в свою очередь, начинают отыгрываться на тех торговцах, которые наивно полагают, что ведение легального бизнеса без "крыши" само по себе спасает от произвола.

"До тех пор пока законодателями и судебной практикой не будут установлены критерии должной степени заботливости и осмотрительности руководителей, любой оборот объектов интеллектуальной собственности будет трактоваться силовиками не как экономическое явление, а как следствие злого умысла."

Обычно же усилия законодателей и правительства направляются только на расширение возможности проверять и наказывать, а не на создание выгодных условий хозяйствования в рамках легального сектора экономики. Тем самым, ставится с ног на голову решение главной задачи любого государства - главное не искать ошибки и нарушения, а делать все, чтобы их было как можно меньше.

 

История дала нам неповторимую возможность повлиять на неизбежность сложившейся ситуации. Во власти и обществе есть понимание проблемы и стремление ее разрешить для общего блага. Именно так следует воспринимать инициативу Президента и его администрации по внесению 4-й Главы Гражданского Кодекса об интеллектуальной собственности в Государственную Думу. По сути - это революционный шаг. Вместо мучительного, многолетнего распутывания доставшегося нам в наследство от смутного периода разрозненного законодательства, так или иначе регулирующего вопросы интеллектуальной собственности, наше страна получила уникальный шанс отбросить все устаревшее, неправильное, противоречивое одним разом, и заменить его на новое, прогрессивное и развивающее общественные отношения в 21 веке – веке цифровых технологий.

Вот что говорится от лица рабочей группы в Пояснительной записке к проекту части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации:

«…Целый ряд нововведений, предложенных в проекте, обусловлен необходимостью усиления защиты прав граждан-создателей интеллектуальных ценностей (авторов, исполнителей, изобретателей, селекционеров и т.д.). В условиях, когда результаты творческой деятельности становятся предметом многообразного и постоянно расширяющегося рыночного оборота, необходимо особое внимание к правам их создателей, поскольку в ряде случаев их интересы могут вступить в противоречие, с одной стороны, с потребностями общества, заинтересованного в возможно более широком и свободном использовании созданного автором творческого результата, а с другой стороны, - с интересами более сильных в экономическом смысле коммерческих организаций, которым автор в большинстве случаев передаёт права на своё творение. На защите прав автора может стоять только государство, закон. Принцип повышенной защиты интересов авторов заложен в большинстве систем законодательства стран континентальной Европы.»

И действительно, проблема монополии авторско-правовых обществ и крупных медиа-корпораций не нова для мирового сообщества. Общепризнанным является положение о том, что их деятельность, как абсолютных монополистов, должна быть под адекватным контролем. В ряде стран (например, Франция) к ним применяется всеобщий антитрестовский (антимонопольный) закон. Однако в нашей стране отношения в сфере интеллектуальной собственности не подлежат антимонопольному регулированию согласно новой редакции закона о защите конкуренции.

При этом ситуация складывается отнюдь не в пользу простых граждан - авторов и потребителей объектов с добавленной нематериальной стоимостью. Скупщики прав всячески стремятся осуществлять функции законного представителя автора, который при этом фактически лишается возможности самостоятельно распоряжаться осуществлением своих прав, тем самым создавая ситуацию, в которой охрана прав авторов не только не гарантируется, но, напротив, создаются условия для их нарушений.

Охрана государством прав авторов находится в прямой зависимости от соблюдения одного из конституционных принципов экономической системы Российской Федерации, согласно которому государство обеспечивает развитие рыночного механизма, не допуская монополизации. Однако транснациональные инвестиционные структуры с помощью продвигаемого ими международного законодательства стремятся совмещать выполнение властных, управленческих и коммерческих функций. Таким путем создаются особые условия для их хозяйственной деятельности. Другие организации лишаются возможности конкурировать с ними, на равных условиях бороться за рынок, за авторскую и потребительскую клиентуру. Тем самым у крупных скупщиков прав возникает возможность осуществлять диктат в отношении своих клиентов – авторов с одной стороны, и потребителей – с другой.

Это уже проблема власти. Объявление себя правообладателем дает носителю этого гордого титула поистине царские привилегии. Он может обвинить кого угодно в преступлении против него и закон отменяет презумпцию невиновности ради его титула – обвиняемый обязан доказывать свою правоту вопреки базовому положению закона. Этот титул дает право запретить людям слушать, смотреть, напевать, давать попользоваться, переводить, перерабатывать, объединять в сборники для удобства использования, пародировать, цитировать, даже петь или читать в слух… Он полностью властен над скупленными у авторов творениями. По своему закону. Де-факто авторам оставлено только одно имущественное право – право продать свое произведение по цене, указанной ломбардом-правоторговцем, а потребителю – право заплатить за копию этого произведения столько, сколько сочтет нужным хозяин ломбарда. А государство обязано защищать его интересы за счет бюджета, т.е. на средства самих же авторов и потребителей!

Как деликатно замечено об этом на сайте Всемирной Организации по Интеллектуальной Собственности (ВОИС) - «Для продвижения множества произведений литературы и искусства, защищенных авторским правом, необходимы массовое распространение, контакты и финансовые инвестиции. Поэтому авторы часто продают права на свои произведения частным лицам или компаниям, которые лучше умеют их использовать…»

С внедрением института защиты прав интеллектуальной собственности в том виде, который он начал принимать благодаря усилиям феодалов-скупщиков прав и держателей ломбардов для авторов и артистов, стала создаваться ситуация, до боли знакомая всем россиянам, жившим в эпоху перестройки и шоковой терапии. Это предвестник ваучерной приватизации, только на сей раз приватизируется не материальное имущество страны, наработанное многими поколениями, а интеллектуальное – различные слова в доменах Интернета и торговых марках, произведения литературы и искусства, ранее бывшие доступными всем безо всякого имущественного ценза, и вообще все, что по какой-то случайности не было объявлено общественным достоянием. Куда ни плюнь – всюду появляются ловкие рантье, захватывающие по аналогии с московскими квартирами очередной метр государственной или общественной «границы» и требующие оплаты за проезд по ней (прямо, как в добрые старые средние века феодалы требовали с крестьян, проезжающих по их землям). Собственно на этом их вклад в «создание национального продукта с добавленной нематериальной стоимостью» и заканчивается. Является ли это благом для общества? Ведет ли это к развитию экономики и преодолению технологического отставания? Про это ли говорил президент, указывая на необходимость развивать не только сырьевой, но и интеллектуальный потенциал нашего государства? Вряд ли.

Более того, приватизации подвергается и неотъемлемое право граждан нашей страны – право на справедливое законодательство и его применение. Создается твердое ощущение, что международные ломбарды интеллектуальной собственности и их представители под предлогом борьбы за интересы скупленных ими авторов приобретают преимущество над законно избранными органами государственной власти – парламентом, правительством, силовыми структурами, вынуждая их подстраиваться по международное законодательство, как известно, имеющее приоритет над национальным. Т.е. ценой вступления нашей страны в некие невинные международные конвенции и организации может явиться то, что процедура голосования и другие меры волеизъявления народа, закрепленные в Конституции, будут юридически ничтожными в силу их противоречия наднациональным положениям, принятым без нашего участия и без учета нашего мнения.

Интеллектуальная собственность неким чудесным образом оказалась вычеркнутой не только из Закона о защите конкуренции, но и Закона о защите прав потребителей. Остается только догадываться, во сколько это обошлось тем, чья рука направляла действия законодателей…

Нельзя сказать, что руководство нашей страны не понимает этой опасности. Достаточно вспомнить тезис Президента РФ, высказанный им на совещании с членами правительства 3 апреля 2006 года: «На легальную продукцию надо снижать цены, тогда и контрафакта не будет», а также ряд его выступлений:

«Соблюдение принципов справедливости прямо связано с равенством возможностей. И это, в свою очередь, должно быть обеспечено никем иным, как государствомНаш народ сражался против рабства, сражался за право жить на своей земле, за право говорить на родном языке, иметь свою государственность, культуру и традиции. Он сражался за справедливость и свободу. Он отстоял свое право на самостоятельное развитие. Он дал тогда нашей Родине будущее. И от нынешних поколений, от нас с вами, зависит, каким оно будет.» - Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 2005 года.

«Работая над великой общенациональной программой, которая призвана дать первостепенные блага широким массам, мы действительно наступали кое-кому на «больные мозоли», и будем наступать на них впредь. Но это – «мозоли» тех, кто старается достичь высокого положения или богатства, а может быть, того и другого вместе, коротким путем – за счет общего блага». Хорошие слова. Жалко только, что не я их придумал. (Аплодисменты). Франклин Делано Рузвельт, президент Соединенных Штатов Америки, 1934 год.

Считаю, что социальная ответственность должна быть основой деятельности и чиновников, и представителей бизнеса. И они обязаны помнить, что источником благополучия и процветания России является народ (Аплодисменты).

Государство же обязано сделать так, чтобы это было не на словах, а на деле. Убежден, что ни одну из актуальных задач, стоящих перед нашей страной, мы не сможем решить без обеспечения прав и свобод граждан, без эффективной организации самого государства, без развития демократии и гражданского общества.»

В.В. Путин Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 2006 года

«Мы обязаны прекратить бессмысленное соревнование между народом и властью — когда власть порождает законы, а народ изобретает способы их обхода. Творческая активность людей должна направляться не на так называемую "оптимизацию" налоговых схем, а на развитие собственного дела на базе использования тех норм, которые мы с вами им предлагаем.

Считаю, нам следует расширить практику комплексного страхования ответственности. За порядок в той или иной сфере страховая компания будет "отвечать рублем" — в отличие от чиновника, который в худшем случае рискует получить служебное взыскание.

Убежден: развитие системы страхования рисков приведет не только к неизбежному сокращению числа надзирающих, но и к большей эффективности самой системы контроля и надзора в стране. Благоприятно повлияет на состояние казны, на предпринимательскую активность граждан.»

В.В. Путин Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 2002 года

Обратим внимание и на выступление 1-го заместителя председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева на Московском Международном кинофестивале:

«Большинство предпринимаемых мировым сообществом действий по защите прав интеллектуальной собственности в целом ограничивалось давлением на те страны, которые были замечены в массовом и систематическом нарушении авторских прав. Это борьба не с причиной, а со следствием. И проблема более глубока. Решение этой проблемы необходимо искать в балансе, в том числе, между приемлемой для пользователя ценой, и жесткими совместными действиями всех стран при исполнении законодательства об авторском праве в целом.

Еще несколько лет - и не будет никакой возможности в рамках существующего законодательства заблокировать моментальное распространение высококачественного контрафакта по всему миру. Человечество в таких условиях обязано думать о том, чтобы технологии в своем развитии имели защиту от подобных явлений. Важным шагом для создания фундаментальной основы нормативного регулирования этой сферы станет четвертая часть Гражданского кодекса РФ»