Creative Commons встретил ожесточенное сопротивление ОКУПантов

 Ниже будет большой текстик, подготовленный в связи  с тем, что Президент РФ Д.А.Медведев наконец-таки узнал то, что от него тщательно скрывал его собственный Совет по кодификации гражданского законодательства и поручил во всем разобраться...

В качестве бонус-трека там просто замечательное письмо от автора в связи с навязанными ему формальностиями по отзыву прав из управления РАО.

Наслаждайтесь, гурманы :))

ПРАВОВЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

подготовленные согласно Протоколу совещания у статс-секретаря - заместителя Министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации А.В.Маслова
от 27.06.2011 № 36пр

в связи с реализацией пункта 1 перечня поручений Президента Российской Федерации Д.А. Медведева от 31 мая 2011 г. № Пр-1547 по итогам встречи Президента Российской Федерации с представителями интернет-сообщества 29 апреля 2011 г. о подготовке предложений о внесении изменений в гражданское законодательство Российской Федерации, направленных на закрепление для авторов произведений возможности предоставлять свои произведения на условиях свободных лицензий неограниченному кругу лиц 

(аналогичных Creative Commons).

 

 

Существующее правовое регулирование отношений в сфере публичных способов использования объектов авторских и смежных прав (в том числе в СМИ и сетях массового доступа) исходит из установленной по умолчанию презумпции возмездности и неправомерности любого их внедоговорного использования, что несоразмерным образом затрудняет их гражданский оборот и создает целый ряд непреодолимых неблагоприятных последствий в виде доходящей до 90% латентной преступности среди их потребителей и огромного пласта неиспользуемых «сиротских» произведений XX века отечественной культуры в виду запретительно высоких издержек на поиск правообладателей.

Согласно п.1 статьи 1229 ГК РФ «Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом…»

Между тем в информационно-сетевой структуре современного общества попытка прямой монетизации доступа к объектам авторских и смежных прав уже давно не является единственной и оптимальной моделью их осуществления, поскольку на первый план выходят вопросы формирования «бренда» правообладателя - узнаваемости, репутации, конкуренции за время пользователя и иные факторы, формирующие лояльность и концентрацию аудитории на информационных ресурсах.

При этом с виду безвозмездная сделка по предоставлению свободного и бесплатного доступа к принадлежащему правообладателю контенту на самом деле приносит ему вполне адекватно оцениваемые в «информационной валюте» дивиденды в виде крайне ценных в современном «зашумленном» медиа-мире контактов с целевой аудиторией, ее личным временем и вниманием. Такая тактика безденежного широковещательного продвижения своего творчества требует совершенно иного подхода к конструкции и предмету сделок, регулирующих эти отношения.

Однако эти скрытые объекты и способы осуществления их гражданского оборота не нашли должного отражения в существующих нормах Гражданского Кодекса, при этом являясь важнейшими составляющими сделок в сфере нематериальных активов.

Прямо установленные законом в статьях 1273-1280, 1326 ГК РФ и ряде других ограничения исключительного права не содержат правового механизма, позволяющего правообладателю самостоятельно и гибко «любым непротиворечащим закону и существу такого права способом» (статья 1233 ГК РФ) распорядиться принадлежащим ему правом таким образом, чтобы иметь возможность публично предоставить право неопределенному кругу лиц на использование принадлежащих ему объектов авторских и смежных прав на условиях иных, чем установлены законом по умолчанию.

Именно это обуславливает необходимость прямой легитимизации в Гражданском Кодексе конструкции публичных лицензионных договоров присоединения (сочетающих ряд существенных элементов конструкции договоров, установленных статьями 426, 428, 1235, 1286 ГК РФ), к которым, в частности, относятся лицензии Creative Commons, GNU  и иные.

Предложенное разработчиками изменений в часть IV Гражданского Кодекса регулирование данных отношений в новом пункте статьи 1233.6 с помощью односторонней сделки в виде частичного отказа правообладателя от своего права на определенных условиях в пользу неопределенного круга лиц, ограниченную по умолчанию сроком в 5 лет, территорией Российской Федерации и обязанностью разместить свое волеизъявление на официальном сайте Роспатента не отвечает потребностям пользователей и правообладателей и более того:

- противоречит международным обязательствам Российской Федерации в сфере авторских и смежных прав в виду запрещенных статьей 5 Бернской Конвенции и статьей 20 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам формальностям (включая ранее установленную статьей 1244 ГК РФ формальность по отзыву прав из коллективного управления),

- не соответствует сложившимся обычаям оборота в данной сфере (в виде устойчивых конструкций сделок, описываемых стандартами волеизъявлений Creative Commons, GNU FDL и иных),

- неизбежно вступает в конфликт с текущим правовым регулированием в сферах государственной аккредитации по управлению данными правами на коллективной основе (статьи 1242-1245, 1326 ГК РФ), согласно практике которого выплата вознаграждения за использование объектов авторского и смежного права в указанных сферах является императивно обязательной вне зависимости от мнения на этот счет самого правообладателя и его реальных интересов по альтернативным способам продвижения и монетизации своих прав.

В этой связи следует отметить, что выполнение поручения Президента невозможно без решения двух основных вопросов:

1. Изменения государственной политики в сферах публичного пользования объектами авторских и смежных прав, в частности, в сферах государственной аккредитации управления такими правами на коллективной основе, подразумевающей распространение устаревших императивных презумпций и стратегий на неограниченный круг правообладателей, не отвечающих их реальным интересам в современном информационном обществе.

2. Либерализации предусмотренных законом конструкций сделок с объектами авторских и смежных прав и отказа от презумпции ограниченной дееспособности правообладателя, за которого законодатель заранее пытается определить договорные стратегии и «защиту от дурака» в объеме его правомочий по распоряжению и защите своего права.

 

С учетом изложенного предлагаем:

 

1.      Статью 1233.6 из проекта поправок исключить.

2.      Статью 426 ГК РФ  изложить в следующей редакции:

«Статья 426. Публичный договор

1. Публичным договором признается договор, устанавливающий обязанности лица в отношении каждого, кто к нему обратится.

Указанное лицо не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами.

2. Цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.

3. Отказ от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается.

При необоснованном уклонении от заключения публичного договора применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 настоящего Кодекса.»

3.      Дополнить статьей 1235.1 «Публичная открытая лицензия»

1.      Правообладатель может довести до всеобщего сведения публичную оферту о возможности предоставления любому лицу права использования результата интеллектуальной деятельности  (публичной открытой лицензии) в том числе посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что оферта исходит от правообладателя.

2.      Указанная в пункте 1 оферта должна содержать условия лицензии, на которых право использования результата интеллектуальной деятельности может быть предоставлено любому лицу. В качестве таких условий допускается указание на обычаи оборота. Правообладатель обязан заключить с лицом, изъявившим желание использовать указанные в оферте результаты интеллектуальной деятельности, лицензионный договор на условиях простой (неисключительной) лицензии.

3.      Заключение указанных в пункте 2 лицензионных договоров допускается путем заключения каждым пользователем с соответствующим правообладателем договора присоединения, условия которого изложены в оферте. Начало использования результатов интеллектуальной деятельности пользователем, как оно определяется этими условиями, означает его согласие на заключение договора.

4.      Правообладатель вправе указать в публичной открытой лицензии условия, обязывающими лицензиата распоряжаться созданными им производными результатами интеллектуальной деятельности на тех же условиях, на которых лицензиату было предоставлено право использования изначального результата интеллектуальной деятельности (переходящая публичная открытая лицензия).

5.      К публичным открытым лицензиям правила, установленные пунктами 2 - 6 статьи 1235 Кодекса, не применяются.

 

 Председатель Правления               

НП «Стратегия Кино»                     А.В.Семенов

           

                  

 




Приложение №1

Формальности, установленные РАО при отзыве у них прав правообладателем.

Оригинал доступен по ссылке:

http://kartz.ru/2011/06/25/rao2/

 

Ответ от РАО

Июнь 25th, 2011

Предыстория. РАО может защищать права как тех, кто имеет с ними договор, так и права тех, кто таких договоров не имеет. В случае отсутствия договора РАО берёт деньги себе, а не отдаёт автору. И может подавать в суд от имени любого автора даже без ведома автора. Для защиты авторских прав. Всё как бы по закону.

Я, как автор нескольких музыкальных произведений (матерных частушек и прочего), возражаю против того положения вещей. Я не хочу, чтобы кто-то подавал в суд от моего имени и забирал себе мои деньги. К счастью, 4я часть ГК предусматривает такое и велит мне уведомить РАО о своём нежелании.

Это мною и было сделано. Заказное письмо с уведомлением и заявлением об исключении из реестров было написано 15 апреля и отправлено в РАО. И вот пришёл ответ. Он будет ниже.

Если кратко, то запросы РАО просто охеревшие, не побоюсь этого слова. Чтобы они не «защищали» мои произведения, они хотят получить нотариально заверенный список всех произведений с экземплярами произведений.

А если я каждый день пишу по матерной частушке, то я должен каждый вечер бегать к нотариусу с паспортом, балалайкой и распечаткой текста, иначе они без моего ведома отсудят денег у любого гражданина, который имел неосторожность спеть её под кустом, так?

Я не пойму, они сами это придумали, или законодатели постарались? Я в полном соответствии с ГК уведомил их о своём нежелании сотрудничества. По закону больше вопросов быть не должно. Но что я получил от этих падших женщин? Прилипли пуще прежнего.

Однако, письмо ими получено, о чём есть документ. Пусть теперь кто-нибудь попробует изподтишка позащищать мои авторские права. Пойте частушки свободно! Это же свободный швабр.

Ну и сам распознанный ответ.



ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
«РОССИЙСКОЕ АВТОРСКОЕ ОБЩЕСТВО» (РАО)
123995, Россия, Москва, ГСП-5, ул. Б. Бронная, д. 6А, стр. 1 Тел.: (495) 697-3777 Факс: (495) 609-9363

В связи с Вашим заявлением от 15 апреля 2011 года, в котором Вы высказали намерение отказаться от управления РАО правами на произведения, автором которых Вы являетесь, разъясняем следующее.

РАО, как организация, получившая государственную аккредитацию в соответствии с пунктом 3 статьи 1244 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры о передаче полномочий по управлению правами, осуществляет управление и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены.

В соответствии с пунктом 4 статьи 1244 ГК РФ правообладатель, не заключивший с аккредитованной организацией договор о передаче полномочий по управлению правами вправе в любой момент полностью или частично отказаться от управления этой организацией его правами.

Однако, при этом пункт 5 статьи 1244 ГК РФ возлагает на РАО обязанность принимать разумные и достаточные меры по установлению правообладателей, имеющих право на получение вознаграждения. Таким образом, лица, не получающие от РАО вознаграждение, также должны быть установлены.

Положения, предусмотренные пунктом 5 статьи 1243 ГК РФ, устанавливают обязанность РАО формировать реестры, содержащие сведения о правообладателях и правах, переданных ей в управление, а также об объектах авторских прав (произведениях). Для правильного ведения такого реестра РАО обязано иметь сведения о правообладателях, правах и объектах, исключенных из управления правами.

В этой связи РАО ведет реестр, содержащий сведения о правообладателях, правах и объектах, исключенных из управления РАО.
Ссылки на реестры, в том числе на реестр произведений, правами на которые РАО не управляет, присутствуют в договорах, заключаемых РАО с пользователями произведений и имеют существенное значение.

П.З ст. 17 Конституции РФ гласит, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.
В связи с этим, во избежание нарушения прав и законных интересов других лиц, а также в целях выполнения требований, установленных законодательством, РАО просит Вас направить в наш адрес, подписанное Вами заявление (уведомление) об исключении произведений из управления РАО с приложением перечня произведений (с указанием их названия, жанра) (форма прилагается), автором которых Вы являетесь и исключительным правом, на которые Вы обладаете.

Наличие перечня необходимо для включения этих произведений в соответствующий реестр.

Также, если это возможно, предлагаем представить копии самих произведений, либо в письменном виде, либо в форме звукозаписи. Это позволит идентифицировать произведения, избежать спорных ситуаций, признать проведенное исключение прав из управления РАО законным в случае претензий третьих лиц.

Исключение прав на произведения из управления РАО является юридически значимым действием и влечет определенные правовые и материальные последствия для лиц, обратившихся с соответствующим уведомлением. Вместе с тем такое действие может затронуть права и законные интересы других лиц.

В этой связи и во избежание различного рода недоразумений мы обязаны удостоверить личность лица, обращающегося в РАО с уведомлением об изъятии произведений. Для этого необходимо представить документ, удостоверяющий Вашу личность. Поскольку, как мы поняли, лично явиться в РАО Вам затруднительно, подлинность Вашей подписи на уведомлении и приложении к нему необходимо заверить у нотариуса.

Кроме того, обращаем Ваше внимание на то, что РАО управляет правами только на обнародованные произведения, то есть произведения, которые впервые с согласия автора стали доступными для всеобщего сведения путем их опубликования, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо другим способом. В этой связи РАО может изъять из своего управления права только на такие (обнародованные) произведения.

Напоминаем, что РАО как аккредитованная организация управляет правами только на музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения, сообщения в эфир и по кабелю (пп.1, п.1 ст.1244ГКРФ).

В случае необходимости Вы можете обратиться за разъяснениями по нижеуказанному телефону.

Приложение на 2-х л.

С уважением,
Начальник Управления
обслуживания правообладателей
Темешова СВ.

Исп. Шитикова Евгения
пел. 697-04-10, E-mail: shitikova@rao.ru

Приложение № 1
к Положению «О порядке исключения прав и (или) обнародованных произведений из управления (репертуара) РАО»
Генеральному директору Общероссийской общественной организации «Российское Авторское Общество» (РАО) С.С.Федотову
от
(указать фамилию, и полностью, имя и отчество)
паспорт серия
номер
_, выдан_
(указать, кем выдан) дата выдачи___________
код подразделения___________________
индекс и адрес регистрации места
жительства__________________________
индекс и адрес фактического проживания
20
года
тел.
для юридического лица: уведомление направляется на бланке организации, с указанием ее адреса, телефона
(факса/ и электронной почты, за подписью уполномоченного надлежащим образом должностного лица, подпись которого удостоверена печатью организации

УВЕДОМЛЕНИЕ об исключении прав и (или) обнародованных произведений из управления (репертуара) РАО
Прошу исключить из управления (репертуара) РАО права и (или) обнародованные произведения, указанные в Приложении А к настоящему уведомлению, исключительные права на которые мне принадлежат*__________________________________
К настоящему уведомлению прилагаются:
1). Приложение А (перечень исключаемых из управления (репертуара) РАО прав и (или) обнародованных произведений) на______л.
2). Приложение Б (перечень договоров, на основании которых уведомитель обладает исключительными правами на обнародованные произведения) на_____л.
3). Копии____________договоров/копия свидетельства о наследстве на____л.
С
J
(ф.и.о.) *Указать: «как автору, в силу закона»; «как наследнику на основании свидетельства о праве на наследство
авторского права №____от «__»______________, нотариально заверенная копия которого прилагается к
настоящему уведомлению»; «как лицу, обладающему исключительным правом на произведения на основании договоров, перечень которых указан в Приложении Б к настоящему уведомлению и надлежащим образом заверенные копии которых прилагаются к уведомлению»
Приложение А к Уведомлению об исключении прав и (или) обнародованных произведений из управления (репертуара) РАО от «__»__________20 года
ПЕРЕЧЕНЬ* исключаемых из управления (репертуара) РАО прав и (или) обнародованных произведений

Перечень исключаемых прав
(если права
исключаются,
указать: «публичное
исполнение»,
«передача в эфир» и
(или) «сообщение по
кабелю»)
Перечень
исключаемых
обнародованны
х произведений
Имена авторов (соавторов)
Доля (часть) принадлежащих уведомите-лю
исключительных прав (указать 100%; 50%, 1/2 или иное)
Дата, место,
способ
использо-вания
(обнародования) произведений, наименование пользователя

|

^Примечание: если исключаются только права, в таблице обязательно должны быть перечислены все обнародованные произведения, имена авторов (соавторов), доли (част’)) принадлежащих уведомителю исключительных прав.
_________________________(_________________________)
(Ф.И.О.)

 

А если я музыкально пукаю, и не хочу чтобы РАО защищало мои права от таких же одарённых исполнителей. Физически невозможно послать им все варианты, уже хотя бы потому, что чаще всего это импровизация - как быть?
А они на самом деле ничего от вас и не ждут. Иначе бы не устанавливали запретительные формальности на отзыв... Им же это не выгодно - чем больше лохов правообладателей, тем выше процент со сборов "на покрытие необходимых расходов по сбору, распределению и выплате такого вознаграждения"...
А кстати, откуда берется цифра - кол-во правообладателей в РФ? Ну кол-во договоров с РАО поддается подсчету и проверке, а остальные правообладатели? Да они же еще и зарубежных защищают, попираемых на территории РФ...
Да ниоткуда. А где эта цифра и для каких целей звучала?
Ммм... ну как бы такая базовая цифра для постановки проблемы вообще, я по наивности считал, что она озвучена априори...
Одна из основных реальных проблем с публичными лиценизиями в России - это неопределенность (в лучшем случае) того, что будет, если на полпути (после того как лицензия будет опубликована, но до того как будет активирована - а это может быть сколь угодно долгий срок) у произведения сменится правообладатель, и правообладателем станет лицо, которое никаких оферт не подписывало. Ваши поправки этого вопроса никак не решают, а надо бы.

Еще мне не нравится ваш четвертый пункт. На мой взгляд в лоб прописывать копилефт в закон как-то неизящно. Я бы вместо этого добавил следующие два соображения
4а) Публичная лицензия может содержать ограничения на форму и характер использования произведения _в_ _пределах_ исключительных прав, предоставленных правообладателю законом.
4б) Публичная лицензия может содержать разрешение на сублицензирование лицензируемого произведения или производных от него произведений. Такое разрешение является достаточным основанием для соответствующих действий и не требует от лицензиата каких либо дополнительных документов для его реализации.

В 4а мы с одной стороны заботимся о комбинированных софтверно-патентных или софтверно-торговознаковых лицензиях, а с другой - обрезаем предприимчивых личностей стремящихся воспользоваться механизмом для расширения прав за законные рамки.
по поводу оферты - есть мнение, что поскольку она является обязательством, то ее односторонее изменение или отказ от нее не допускается (310 ГК РФ).

Уступка за время действия оферты исключительного права, послужившего основанием для ее предложения, не может по аналогии закона послужить основанием для изменения содержания оферты открытой публичной лицензии или ее аннулирования (п.7 1235).

По поводу прописывания прямо в ГК конструкции наследования ограничений условий распоряжения производными произведениями - а что смущает-то?

Некоторое количество личной судебной практики очень сильно отвращает от использования абстрактных норм, или норм, размытых по ГК.

РАЭК тоже высказывал некоторое удивление таким подходом, но мне вполне удалось их убедить в том, что при наличии 15 минут на дело ни один судья не станет разбираться в хитросплетениях кросс-ссылок норм друг на друга и всяким там системным толкованием...

Что касается самих предложений. "ограничения на форму и характер использования" вводит новые понятия "форма использования" и "характер использования", ГК4ч до селе не известных. Я уже язык стер объяснять судам, что в отличие от п.1 статьи 1229 (использовать любым непротиворечащим закону способом) 1233 говорит о распоряжении любым непротиворечащим закону и СУЩЕСТВУ такого права способом, а 1250 говорит о защите права с учетом существа и последствий нарушения.

Так вот - мы до сих пор не можем договориться о том, что не может быть существа права в общей для всех РИДов и средств фразе "любым непротиворечащим закону способом", из которой они выводят любое недостающее им правомочие для оправдания ограничения прав и свобод неопубликованным в законе способом. Мысль о том, что в порядке 55.3 КРФ ограничивать можно только прямой нормой закона (т.е. прямо упомянутым в позитивной норме самостоятельным правомочием) их не посещает - слишком сложно думать.

Если их заставить еще думать о форме и характере - ничего не изменится, будет такой же игнор абстракций. "Других судей у меня для вас нет" (с)...

Что касается сублицензирования - я сознательно ушел от этого понятия, ибо итеративная вложенность суб-суб-суб лицензий на неком этапе не позволяет уверенно пользоваться этой неудачной конструкцией, по сути допускающей только 2 итерации цикла - правообладатель-лицензиат-сублицензиат.

Я оборвал эту тавтологию на том, что любое произведение, созданное на основе старого - является производным, и таким образом его создатель, даже будучи лицензиатом оригинала, становится правообладателем переработанного произведения и цикл вложенностей начинается с начала.

А если распространяется оригинал, то опять же лицензиат не при делах - тогда в силу конклюдентных действий с оригиналом происходит заключение публичной открытой дицензии с изначальным правообладателем.

Мне так кажется (с)...

А если
(310 ГК РФ).
Человек помер, юрлицо ликвидировано. Какие у них могут быть обязательства?

п.7 1235
Ну так лицензии пока нет, а есть оферта ее получить - правоотношение сугубо личное. На аналогии можно сыграть да, но все-таки аналогия - это спасательный круг на крайний случай.

а что смущает-то?
Смущает то, что Вы впихиваете GPL в закон, а GPL ведь не единственная (хоть и самая распространенная) публичная лицензия. Может повредить другим лицензиям.

вводит новые понятия
Да, действительно, надо было сформулировать поаккуратнее, без новых сущностей.

при наличии 15 минут на дело ни один судья не станет разбираться в хитросплетениях
Да, но! Копилефт-это концепция, причем социальная а не правовая. В суде не возникнет вопроса о том возможен ли копилефт, правильно ли он реализован итд. В суде будут разбираться отношения между двумя лицами - тог есть маленький локальный фрагмент общей картины. И вот именно этот локальный фрагмент - а не общая концепция - и должен быть однозначно прописан в законе.

Что касается сублицензирования - я сознательно ушел от этого понятия
Да, я знаю, что сублицензирование - бяка. Но ничего не поделаешь, оно прямо прописано в качестве средства передвижения в лицензии BSD (2-й по полярности после GPL). Опять таки, альтернативный механизм передвижения - через представительство/поручение - тоже не без проблем в нащшей юрисдикции, там при каких-то обстоятельствах может возникнуть требование нотариального договора, а это финиш.

любое произведение, созданное на основе старого - является производным
К сожалению для софта тут возникают проблемы. Как правило в новом произведении старое копируется буквально или около того - и может использоватья отдельно.

Ситуация: программист1 пишет софтину, ложит ее под GPL на сайт, который вскоре падает навсегда. Разработчик дистрибутива включает ее вместе с исходниками в составное произведение - истрибутив. Программист2 берет софтину из дистрибутива, дописывает к ней новую функцию и выкладывает у себя на сайте. Программист1 предьявит какие-то претензии программисту2. Последнему будет довольно глупо ссылаться на то, что права на софтину теперь-де принадлежат разработчику дистрибутива.
- "Человек помер, юрлицо ликвидировано. Какие у них могут быть обязательства?"

А о чем вопрос? Права физиков наследуются. Права юриков переходят в порядке универсального правопреемства.

- "Ну так лицензии пока нет, а есть оферта ее получить - правоотношение сугубо личное"

Так никто не заставляет совершать конклюдентные действия по использованию объекта охраны. Использовал - заключил публичный лицензионный договор присоединения.

- "Смущает то, что Вы впихиваете GPL в закон"

Я не впихиваю ИМПЕРАТИВНО в конструкцию публичного лицензионного договора присоединения обязательное наследование его условий для производных произведений. Вы посмотрите на предлагаемую норму - она же диспозитивная! "Правообладатель ВПРАВЕ указать"...

Делается это исключительно для совместимости. Если надо - указывай. Не надо - не указывай.

А какой там тип обычая оборота - вообще не важно, GPL, не GPL...

- "Копилефт-это концепция, причем социальная а не правовая... В суде будут разбираться отношения между двумя лицами - тог есть маленький локальный фрагмент общей картины. И вот именно этот локальный фрагмент - а не общая концепция - и должен быть однозначно прописан в законе. "

Ну вы же сами против того, чтобы "впихивать GPL в закон" :)

Я этого и не делаю, но я концентрирую все существенные элементы этого юридического состава в одной норме, а не размазываю это в виде намеков по всему ГК. И это правильно, хотя и не отменяет точечной корректировки иных положений ГК. Мне нужна СПЕЦИАЛЬНАЯ норма, которую легко предъявить суду и заставить прочитать, а не многостраничный отзыв терпилы, основанный на "выявлении конституционного ядра неправовой, а социальной концепции копилефта, основанного на системном толковании общих и специальных норм по аналогии закона" (с) который никто и никогда не станет читать в Мосгорштампе.

- "Да, я знаю, что сублицензирование - бяка. Но ничего не поделаешь, оно прямо прописано в качестве средства передвижения в лицензии BSD (2-й по полярности после GPL)."

Предлагаемая норма не запрещает сублицензирование per se. Она просто логично указывает, что при совершении конклюдентных действий по использованию ИЗНАЧАЛЬНОГО ОРИГИНАЛЬНОГО объекта права публичный лицензионный договор присоединения заключается именно с ИЗНАЧАЛЬНЫМ источником оферты, т.е. с правообладателем. Если правообладатель указал в своей оферте возможность иных лиц выдавать сублицензии, да еще и на иных условиях - флаг в руки, это не запрещено предлагаемой нормой. Так что проблемы не вижу.

- "К сожалению для софта тут возникают проблемы. Как правило в новом произведении старое копируется буквально или около того - и может использоватья отдельно."

Это никого не волнует. Если лицензия допускает изменение хоть одного байта в качестве критерия переработки, то ее результат является новым произведением с новым правообладателем, осуществившим переработку ПРАВОМЕРНО на основании публичного лицензионного договора присоединения. Далее он свободен в выборе способа волеизъявления относительно производного объекта.

Если этот договор присоединения еще и переходящий (т.е. с наследованием), то новый правообладатель обязан следовать его условиям при распоряжении правом на производный объект.

Просто надо понимать, что раз уж мы требуем гибкости волеизъявления вместо тупой презумпции запретности копирайта, то следует все прописывать в лицензии, даже критерии переработки, а не уповать на общие нормы ГК и судебную практику.
А как сам уважаемый Баблоу относится к правилам отзыва, установленным РАО? Есть ли судебная перспектива признать простое уведомление надлежащим?
У меня есть нехорошее ощущение, что дискуссия жертвы с палачом о том, по какой именно процедуре её следует умертвить, не имеет правового значения. :)

Я предельно ясно расписал свою позицию по этому вопросу - презумпция "интереса правообладателя" в возмездности любого использования, а также презумпция того, что наместником интереса автора является РАО или его клоны - незаконны. И именно это является причиной отсутствия внятной госполитики в сфере открытых лицензий.

Отсюда следует очевидный вывод - любые формальности, устанавливаемые РАО и иже, ПРИНУЖДАЮЩИЕ правообладателей к общению с РАО и иже для того, чтобы иметь возможность беспрепятственно осуществлять свои гражданские авторские права - незаконны.

Презумпция недееспособности автора (и назначение за него обязательного вознаграждения Советом Стаи) - нарушение его конституционных прав.

А что касается судебной практики - посмотрим. У меня уже есть одно дельце, в котором правообладателя - автора даже не допустили к участию в судебном процессе в его интересе и в защиту его прав РАО :)

Там, правда, автор ничего из РАО отзывать не собирался - он просто сам исполнил свои произведения, но смысл от этого не меняется.
- Эй! РАО! Не судись от моего имени!
- А ты кто?
- Я - Вася Пупкин - автор матерных частушек.
- Каких?
- Всех, которые я написал.

И что дальше? Как РАО узнает, что эту частушку он написал и судиться по ней не будет, а эту написал другой автор?

Мне кажется весьма логичным приложить перечень своих песен. Да, это бюрократия и т.д. и т.п. Но без бумажки ты никто.
А вы задумайтесь, зачем в принципе судиться за то, за что тебя не просят?

Кроме, как для того, чтобы нажить себе чужих денег...
Насколько я понимаю, так написано в законе, что они выступают от имени всех.