bablaw (bablaw) wrote,
bablaw
bablaw

До конца свободного ввоза товаров в Россию осталось....


Ну что, баста карапузики, кончилися танцы.

С прошлого года Высшим Арбитражным Судом совместно с Верховным готовилось Постановление их Пленумов "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"...

И все бы ничего, если бы именно в нем вышеупомянутые Суды не вознамерились унифицировать судебную практику по вопросу ввоза в РФ оригинальных товаров без разрешения правообладателей, о которой я так много и страстно писал.

Следите за руками:

"...При рассмотрении дел о нарушении исключительного права на товарный знак судам надлежит учитывать, что ввоз на территорию Российской Федерации товара с нанесенным на него товарным знаком при отсутствии договора с правообладателем о передаче права использования товарного знака этим способом является самостоятельным нарушением.

Лицо, осуществившее ввоз товара на территорию Российской Федерации, является нарушителем и в том случае, если оно само не наносило соответствующий товарный знак на товар, а также и тогда, когда оно приобрело товар у самого правообладателя, но не заключило договор о предоставлении ему права на ввоз товара на территорию Российской Федерации"...


Собственно, как видите, уважаемые Суды не особо утруждали себя аргументацией и ссылками на законодательство в обоснование своей позиции, хотя это в общем и не обязательно для Пленумов...

Особо прошу заметить, что Суды изволят говорить о лице в общем, а не юридическом или физическом в частности. И что ввоз у них самостоятельное правомочие, на которое надо спрашивать договор у правообладателя.

Так что любителям закупиться заграницей рекомендую поторопиться - времени осталось мало!


Есть, конечно, и альтернативные соображения:



Выступление

по проекту федерального закона № 63587-5

«О внесении изменений в часть четвертую

Гражданского кодекса Российской Федерации»,

внесенному Правительством Российской Федерации

(первое чтение)

Рассмотрение данного законопроекта происходит в сильно изменившейся международной обстановке по сравнению с моментом его внесения в Государственную Думу. В связи с позицией ряда иностранных государств вокруг событий в Южной Осетии перспектива вступления нашей страны в ВТО стала ещё более неопределенной, чем ранее. В этой связи нельзя не согласиться с мнением Председателя Партии «Единая Россия» Владимира Владимировича Путина о том, что не отказываясь от стратегического движения в сторону ВТО, Россия не собирается при этом поступаться своими национальными экономическими интересами. Формальный статус члена ВТО не является более высокой ценностью, чем национальные интересы страны

В этой связи Председатель Правительства назвал разумным предложение первого вице-премьера Игоря Шувалова продолжать переговоры в рамках рабочей группы по присоединению к ВТО, но по некоторым соглашениям, которые в настоящее время противоречат интересам Российской Федерации, информировать партнеров о необходимости выхода из таких соглашений. Президиум правительства РФ согласился с необходимостью начать переговоры о замораживании ряда соглашений, выполняемых Россией в рамках выступления в ВТО.

Следует отметить, что предлагаемые в законопроекте поправки носят отнюдь не просто «технический» характер, а затрагивают непосредственные интересы миллионов российских граждан, а также вопросы технологической и информационной независимости и безопасности нашей страны. К тому же, поскольку законопроект посвящен вступлению нашей страны в ВТО, его следует дополнить неупомянутыми в нем поправками, на которых наши зарубежные партнеры по переговорам по понятным причинам не стали настаивать.

Поскольку изменения и дополнения предлагается вносить именно в Гражданский Кодекс Российской Федерации, а точнее в его 4-ю часть, следует вспомнить мнение человека, труды которого были положены в его основу – профессора Центра частного права при Президенте РФ Дозорцева:

"...К кодификации принципиально неправильно подходить как к чисто юридико-техническому мероприятию. Она призвана решать прежде всего политические, экономические, социальные, международные и т.п. задачи, только оформленные с помощью юридических средств. Новое кодифицированное законодательство об интеллектуальных правах должно способствовать борьбе за новый рынок - интеллектуальных продуктов. Неполное, фрагментарное законодательство создает благоприятные условия для наиболее экономически мощных, в настоящее время - иностранных - кругов, которые уже сегодня господствуют на этом рынке. Задача же нашего законодательства обеспечить прежде всего национальные интересы, с учетом, разумеется, нормального международного сотрудничества."

В этой связи нельзя не отметить целый ряд недостатков обсуждаемого законопроекта, которые уже были частично обозначены в заключениях Правового Управления Государственной Думы и в заключении Общественной Палаты. Они касаются необоснованно широких возможностей, затребованных иностранными правообладателями для защиты своих интересов в Российской Федерации.

Так изменения, вносимые в статью 1299 ГК РФ, предусматривающие ответственность производителей технических средств, предназначенных для устранения технических мер защиты авторских прав, фактически выводят из под какого-либо контроля производителей программного обеспечения, которые благодаря этой поправке могут, установив те самые средства защиты, реализовывать любые недокументированные функции, в том числе для организации несанкционированного доступа к клиентским данным. При этом возможность установить факт наличия таких программных «закладок» будет законодательно блокировать деятельность не только программистов, но и спецслужб.

Фактически предлагается объявить вне закона любую деятельность по выпуску и использованию целого класса специального программного обеспечения для разработчиков, системных программистов и специалистов по безопасности, предназначенного для разработки компьютерных средств безопасности, антивирусов и системного программирования. По сути развитие целой отрасли системного программирования и разработки средств безопасности будет поставлено под контроль иностранных компаний, которые будут сами решать, что позволено, а что не позволено российским специалистам по информационным технологиям.

Навряд ли такая постановка вопроса соответствует нашим национальным интересам в сфере инновационных технологий. Рекомендуется исключить эту поправку из законопроекта.

Трудно понять также попытку обусловить право на свободное воспроизведение в личных целях размытым понятием «в случае необходимости» в новой редакции абзаца 1 статьи 1273 ГК РФ. Кто будет определять эту необходимость? Зарубежные компании? Неужели не очевидно, что они никогда не усмотрят наличие такой необходимости и что это ударит по правам всех граждан Российской Федерации, поставив всё население страны вне закона? Такую поправку нельзя поддержать.

Аналогичная ситуация сложилась в сфере товарных знаков. Анализ судебной практики показывает, что иностранные правообладатели используют принадлежащее им исключительное право на товарный знак не для реализации его основной функции – идентификации продукции и невведения в заблуждение потребителей, а для монополизации ввоза любой оригинальной продукции, маркированной своих товарным знаком. Получила широкое распространение практика конфискации таможенными органами оригинальных товаров под предлогом борьбы с контрафактом на основании заявлений иностранных правообладателей. При этом игнорируется тот факт, что используемая для этого статья 14.10 Кодекса об административных правонарушениях предусматривает санкции для однородных, а не идентичных товаров, применяя конфискацию предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, которого на оригинальных товарах просто не может быть.

Главной причиной такой искаженной трактовки законодательства, противоречащей любой нормальной логике и здравому смыслу, является предоставление повышенного объема охраны товарным знакам, принадлежащим иностранным компаниям.

Статья 1487 ГК РФ предоставляет им право препятствовать гражданскому обороту их оригинальной продукции в том случае, если она была введена в гражданский оборот на территории РФ без их согласия. Излишне говорить, что в ситуации обострения отношений с блоком НАТО данная статья дает законодательную возможность иностранным компаниям полностью контролировать международную торговлю их оригинальной продукцией во всей Российской Федерации для любых хозяйствующих субъектов, включая государственные (в том числе оборонные) предприятия руками российской таможни (судебные прецеденты имеются).

Таким образом иностранные компании вправе монопольно указывать российским потребителям, какую продукцию им дозволено приобретать, а какую нет, объявляя проданную ими же оригинальную продукцию при ввозе на территорию Российской Федерации вне закона – контрафактом.

Излишне говорить, что такая монополизация ввоза идет на пользу кому угодно, только не отечественным потребителям, поскольку исключение конкуренции автоматически приводит к росту цен. Однако, к сожалению, ни правительственная комиссия по борьбе с инфляцией, ни Федеральная антимонопольная служба - никто еще не проанализировал вклад в инфляционные процессы ряда положений законодательства по интеллектуальной собственности, принятых в угоду иностранных лоббистов.

Особо следует отметить, что у себя в своих странах данные иностранные компании не пользуются таким протекционизмом – ни в одной развитой стране не установлена национальная доктрина исчерпания прав на товарный знак, т.е. например российскому правообладателю там не будут предоставляться такие же преференции, какие предоставляет Российская Федерация иностранцам. Что со всей очевидностью нарушает основополагающий в межгосударственных отношениях принцип взаимности, основанный на предоставлении того же объема охраны права, который предоставляет другая сторона.

В этой связи необходимо дополнить первую поправку, касающуюся внесения изменений в пункт 5 главы 1229, касающихся ограничений исключительного права на товарный знак, внесением изменений в главу 1487 ГК РФ «Исчерпание права на товарный знак», исключив из нее слова «на территории Российской Федерации».

Также законопроект содержит многочисленные замечания юридико-технического характера, которые вполне возможно исправить ко второму чтению.

В целом же законопроект следует поддержать с учетом приведенной аргументации и изменившейся международной обстановки.

Tags: Исчерпание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments