bablaw (bablaw) wrote,
bablaw
bablaw

Авторское право, как социальный налог - 3. Back to USSR...

Для ценителей седой старины немного прогнозов из исчезнувшей страны 25 летней выдержки... 

Особенные гурманы могут проследить преемственность этих мыслей даже в пояснительной записке коммуниста Маковского к 4-й главе Гражданского кодекса...

Надеюсь, автор будет не против :)




Авторско-правовые теории в США :

 

Гришаев, С. П.,асп.

Авторско-правовые теории в США :Критический

анализ /С. П. Гришаев.

//Правоведение. 1983.  № 5.  С. 77  80

 

В статье анализируются достоинства и недостатки различных авторско-правовых теорий, существующих на сегодняшний день в США.

 

Библиогр. в подстрочных примечаниях.

 

 

 

АВТОРСКОЕ ПРАВО  ЗАРУБЕЖНЫЕ СТРАНЫ 

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ  СПОРЫ  СТРАНЫ

АМЕРИКИ  США  ТЕОРИИ  ЛИТЕРАТУРА

 

Материал(ы):

Авторско-правовые теории в США : Критический анализ.

Гришаев, С. П.

 

Авторско-правовые теории в США (критический анализ)

 

С. П. Гришаев*

 

Международное сотрудничество социалистических государств, в том числе и СССР, в сфере так называемой «интеллектуальной собственности» расширяется, с каждым годом. Так, во время третьей Международной книжной выставкиярмарки, проходившей в 1981 г. в Москве, только издательские фирмы США приобрели право на публикацию 113 советских произведений.[1]

Однако с увеличением количества контрактов возрастает и вероятность возник­новения правовых споров, связанных с их исполнением. Эти споры нередко ре­шаются арбитражами или судами. Чтобы компетентно защищать интересы советских авторов, необходимо знать не только содержание международных конвенций об авторском праве, но и законодательство государств — участников названных конвен­ций. Это прежде всего относится к законодательству США, которое оказало замет­ное влияние на содержание Всемирной конвенции об авторском праве.[2]

В США широко распространены авторско-правовые теории, сторонники которых пытаются объяснить юридическую природу авторского права. Однако в этих теориях отсутствуют даже упоминания об авторском праве как личном неимущественном праве автора. Соответственно в законодательстве об авторском праве нет института охраны личных неимущественных прав автора. США — одна из немногих стран мира, где личные права автора не признаются внутренним законодательством. Авторское право здесь рассматривается прежде всего как имущественное, а личное право под­чинено имущественному и признается только в связи с последним.[3]

Наиболее четко эта мысль выражена в теории авторской собственности, кото­рая отождествляет авторское право с правом собственности на обычную вещь. Теория авторско-правовой собственности с конца XVIII в. распространена в странах Евро­пы, особенно во Франции и Германии. Позднее она была заимствована американскими юристами и сыграла видную роль в развитии авторского права в США.

Сторонники теории авторской собственности проповедуют идею абсолютного, права автора на распоряжение своим произведением на основании того, что он яв­ляется собственником этого произведения. По их мнению, труд человека создает как материальные, так и духовные блага. Поэтому результаты труда являются соб­ственностью лица, их создавшего. Так, П. Уиттенберг пишет, что «автор самим актом создания произведения получает право собственности на созданное им произведение. В результате создания произведения появляется собственность, и автор имеет право запретить другим лицам пользоваться этой собственностью».[4]

Отстаивая абсолютный характер права собственности автора на созданное им произведение, сторонники данной теории считают, что автор в качестве собственника имеет право поступать со своим детищем как ему заблагорассудится: опубликовать или хранить в секрете, использовать или отказаться от использования и даже унич­тожить.[5] Выдвигая на первый план субъективное право автора на распоряжение своим произведением, абсолютизируя его, сторонники рассматриваемой теории игно­рируют реальную осуществимость этого права в условиях капиталистического, в част­ности американского, общества.

В капиталистическом обществе лицо, создающее произведения литературы, нау­ки и искусства, находится в таком социальноэкономическом положении, которое со­ответствует обычному положению участников капиталистических производственных отношений. Эти отношения не содержат необходимых условий для реальной осуще­ствимости прав автора на распоряжение своим произведением. Автор, создав произведение, вынужден превращать его в товар и за деньги отчуждать в собствен­ность капиталистаиздателя. В советской юридической литературе справедливо под­черкивается, что «способность продуктов творческой деятельности быть воплощен­ными в определенные материальные (физические) объекты придает им экономическую ценность, а возможность отделения от своих создателей делает их в условиях капи­тализма разновидностью товара».[6]

Несостоятельность теории авторской собственности убедительно подтверждается тем, что при капиталистическом способе производства лицо или группа лиц, создающих материальные либо духовные ценности, и собственники этих ценностей, как пра­вило, не совпадают. Об этом свидетельствуют и нормы авторского права США, которые формально регулируют права авторов и иных владельцев авторского права, использующих произведения авторов для извлечения прибыли из издательских и зрелищных предприятий. В ряде случаев лицо, создающее произведение, не признается автором. В авторскоправовом законодательстве США зафиксировано положение, со­гласно которому автором произведения, созданного по найму, является не подлин­ный его создатель, а наниматель. Это положение содержится и в § 201 (в) действующего закона об авторском праве США, который гласит: «Если произведение создано по найму, наниматель или другое лицо, для которого было создано произведение, считается в смысле настоящего закона автором произведения».[7]

Неубедительность теории авторской собственности сознают и некоторые амери­канские юристы, подвергающие ее критике. Но критика ведется не с позиций раскры­тия классовой сущности данной теории, а с точки зрения ее несоответствия фор­мальнологическим показателям категории «собственность». Так, по мнению амери­канского юриста Джона Шульмана, «собственность в обычном понимании этого слова, представляет собой нечто материальное, что может быть измерено и разделено. В отношении же авторского права этого сделать невозможно».[8] В приведенном вы­сказывании содержится совершенно неприемлемое понятие собственности. Собствен­ность — это исторически определенная общественная форма присвоения материальных благ.

Джон Шульман смешивает собственность с имуществом. Собственность действительно связана с предметами, вещами как объектами присвоения. Однако в виде имущества, средств производства, предметов потребления и т. д., безраздельно при­надлежащих отдельным лицам, группам, классам или всему обществу и используе­мых ими в своих целях, собственность выступает лишь на поверхности явлений. Предметы, вещи и т. д. образуют вещественное содержание собственности, которое поддается измерению и разделению. Понятие же собственности нельзя сводить, как это делает Джон Шульман, к ее вещественному содержанию или отношению чело­века к вещи. Собственность выражает экономические отношения людей друг с дру­гом в процессе производства и распределения материальных благ. Следовательно, приведенную выше аргументацию Джона Шульмана нельзя брать за основу критики теории авторской собственности. Однако он справедливо отмечает, что в отли­чие от права собственности автора на созданное им произведение, имеющего огра­ниченный во времени характер, право собственности на обычное имущество носит абсолютный характер и никогда не может быть ограничено во времени.[9]

Право собственности предоставляет собственнику возможность неограниченно владеть, пользоваться и распоряжаться вещью и вступать в различные правоотно­шения с другими лицами. Без согласия собственника никто не может пользоваться и распоряжаться вещью. Правомочия же автора ограничены установленными в за­коне сроками. В некоторых случаях использование произведений литературы, науки и искусства может быть осуществлено и без согласия автора или иного правообла­дателя.

Среди теорий, обосновывающих юридическую природу субъективного авторского права, следует выделить и ту, согласно которой упомянутое право — монополия, пре­доставляемая автору государством на определенный срок.[10] Эта монополия заклю­чается в следующем. Автор получает исключительное право использования произве­дения всеми возможными способами, в том числе право разрешать или запрещать такое использование третьим лицам. По мнению сторонников данной теории, монопо­лия дается автору для стимулирования его творчества и представляет собой акт признания обществом значения произведения, созданного автором. Вместе с тем сто­ронники этой теории подчеркивают, что обеспечить совмещение интересов общества и автора монополия не может ввиду ограничения временными рамками, установлен­ными государством. В отличие от «естественного» права собственности монополия возникает в результате специальных правовых норм, принимаемых государством. Как и в рассмотренной выше теории авторской собственности здесь не поднимается во­прос о том, что автор не имеет монополии на свое произведение, поскольку не рас­полагает соответствующими возможностями для его использования. Поэтому если и рассматривать исключительное авторское право, предоставляемое законодательством США, как монополию, то необходимо указать, что она дается предпринима­телю для защиты его интересов в конкурентной борьбе с другими предпринима­телями.

Теория  авторского  права  как  монополии — разновидность  теории  исключительного права автора на продукты его творческой деятельности, получившей широкое распространение в европейских капиталистических странах. Разница в том, что более точное юридическое понятие «исключительное право» подменяется неопределенным, экономическим термином «монополия».

Эта теория подвергается критике рядом специалистов авторского права США. Критикуется она с позиции буржуазной рыночной торговли: если авторское право является такой же монополией, как и другие, то, следовательно, товар подчиняется закону спроса и предложения. Придание же авторскому праву монопольного харак­тера создает возможность взвинчивания монопольных цен на охраняемые им про­изведения. Поэтому, считают противники данной теории, в интересах общества нужно сделать так, чтобы сбыт продуктов интеллектуального труда регулировался рыноч­ным механизмом, основанным на свободной конкуренции. Подобный порядок, по их, утверждению, будет способствовать как созданию самих продуктов интеллектуального творчества, так и их удешевлению на рынке.[11] В то же время сторонники этой тео­рии утверждают, что авторское право можно рассматривать как монополию лишь в том смысле, что правообладатель на произведение получает исключительный контроль только над своим произведением. Однако он не может установить запрет на создание и распространение подобных произведений другими лицами.[12] Таким образом, критики теории монопольного авторского права и ее сторонники озабочены, прежде всего интересами предпринимателей, занимающихся воспроизведением и распространением произведений.

Отдельные американские юристы, будучи не в состоянии вскрыть юридическую природу субъективного авторского права, вообще сомневаются в необходимости его сохранения. Наиболее решительно эту идею выдвигает и отстаивает С. Брейер. Он утверждает, что право автора контролировать использование плодов своего труда, не оправдывает предоставления ему монополии на произведение. По мнению С. Брейера, право автора может охраняться достаточно эффективно такими средствами, как правительственные субсидии авторам, особые контракты между пользователями и издателями, особое вознаграждение, выплачиваемое автору и издателю из прибылей, получаемых от продажи экземпляров произведения за период с начала первого издания и до момента осуществления второй публикации.[13] С. Брейер ссылается на практику средних веков, когда авторские права законодательством не охранялись, однако, авторы получали соответствующее вознаграждение за свой труд. По его мнению, издательская промышленность смогла бы «функционировать более прибыльно и быть более полезной для общества без искусственной охраны, предо­ставляемой авторским правом».[14]

Определенный интерес вызывают существующие в США теории относительно функций и целей, выполняемых авторским правом.

Американские юристы, ссылаясь на п. 8 разд. 8 ст. 1 Конституции США, утверждают, что конечной и главной целью законодательства об авторском праве является поощрение науки и культуры на благо общества путем предоставления исключительных прав авторам.[15] Так, А. Гольдман пишет: «Авторское право — это юридический инструмент, предназначенный для того, чтобы дать возможность автору вкладывать свою энергию в создание произведений с целью развития человеческих знаний».[16] Он идеализирует истинное назначение авторского права в США. Как справедливо отмечено в литературе, «отправляясь от капиталистических производ­ственных отношений, буржуазное авторское право имеет своей основной задачей обеспечение максимальной прибыли издателям, хозяевам зрелищных предприятий и других организаций, использующих произведения науки, литературы и искусства».[17]

Хотя в соответствии с нормами авторского права США автор является субъектом первоначального авторского права на созданное им произведение, однако, не распо­лагая финансовыми возможностями для его использования, он вынужден уступать свои права предпринимателю, который и становится действительным субъектом право­отношений в гражданском и коммерческом обороте. Отсутствие же материальных гарантий прав автора на практике означает, что в соответствии с принципом «сво­боды договора» экономически более сильная сторона — предприниматель навязывает свои условия слабой стороне, т. е. автору.

Все большее распространение в американской литературе получают теории, прогнозирующие судьбу авторского права по мере дальнейшего развития научнотехниче­ской революции. Гак, Б. Каплан предсказывает ликвидацию авторского права.[18] По его мнению, все больше произведений будет создаваться коллективными усилиями и с помощью машин, в результате чего роль индивидуального авторства значительно уменьшится, исчезнет традиционная книжная форма и произведение сразу же после одобрения редакционной коллегией будет закладываться в электронную систему. Авторское право, если не все, то большая его часть, станет ненужным. Электронные системы выйдут за рамки одного государства, что потребует унификации авторскоправового законодательства разных стран. В этих взаимосвязанных системах будут храниться все существующие сокровища человеческой мысли, которые по соответ­ствующему сигналу смогут быть превращены в любую форму: напечатанные стра­ницы, фонозаписи, магнитофонные ленты и т. д. Специальные устройства станут начислять авторские вознаграждения. Правительственные органы в первую очередь будут регулировать авторско-правовые отношения. На смену авторскому праву при­дут другие формы стимулирования создания произведений. Посредники между авто­рами и пользователями — издатели, продюсеры, транслирующие организации будут вынуждены либо слиться с этой системой, либо исчезнуть. Таким образом, по мне­нию Б. Каплана, научнотехническая революция в условиях капиталистического обще­ства приведет к отмене авторского права.

Рассматриваемая теория — логическое продолжение ранее созданных авторско-правовых теорий, в соответствии с которыми авторское право сводится к исключи­тельному праву предпринимателя на использование произведения всеми возможными способами. Однако Б. Каплан, как и другие буржуазные исследователи, лишь огра­ничивается констатацией определенных тенденций, не вскрывая их классовой при­роды. Без тени сожаления американские теоретики говорят о ненужности авторского права, о мало завидной перспективе, когда личность автора будет полностью нивелирована и вытеснена компьютерами.

 

*Аспирант Института государства и права АН СССР.

1 Кагуненко И. Книги всей земли под девизом дружбы. — За рубежом, 1981, № 37.

2 Богуславский М. М. Вступительная статья к книге «Международные конвенции об авторском праве». М., 1982, с. 13.

3 Гражданское и торговое право капиталистических стран. М., 1980, с. 313.

4 Wittenberg P. The Law of Literary' Property — Cliveland, New York: The World Publishing Company, 1957, p. 59.

5 Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972, с. 99—101.

6 Гражданское и торговое право капиталистических стран, с. 304.

7 Title 17 of the United States Code — Copyrights, 201/b/.

8 Sсhu1man J. The Battle of the Books Revived — Bulletin of the Copyright Society of the USA, 1977, vol. 18, № 6, p. 399.

9 Schulman J. Op. cit., p. 400.

10 Sel1zer L. Exemptions and Fair Use in Copyright — Bulletin  of  the Co­pyright Society of the USA, 1977, vol. 24, №4, p. 219.

11 Breyer S. The Uneasy Case for Copyright — The Harward Law Review № 84, 1970, p. 281.

12 Seltzer L. Op. cit, p. 219.

13 Breyer S. Op. cit, p. 321—322.

14 Ibidem.

15 Report of the Register of the Copyrights on the US Copyright Law Revi­sion—Washington: Government Printing Office, 1961, p. 4.

16 Gо1dman A. Copyright as it Affects Libraries: Legal Implications. From the Book Copyright Current Veiwpoints on History, Laws, Legislation — New York: Bowker Company, 1972, p. 301.

17 Корецкий В. И. Авторские правоотношения в СССР. Сталинабад 1959, с. 126.

18 Kaplan В. An Unhurried View of Copyright — New York: Columbia University Press, 1967, p. 117—124.

 



Продолжение следует...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments